Новости

Статьи


Журнал
полезные статьи
     

И снова о квартирной мафии, или Мент-вымогатель Решетилов сдержал слово

PRO-TEST не раз рассказывал о практике отъема квартир путем выкупа подселения (банду Андрея Нифонтова в Киевском райсуде начинает судить уже третий судья). А в то самое время пока Нифонтов, Шмидт и Лиляк грабили народ в Киевском районе (гораздо меньше эпизодов у «подселенцев» - в Ворошиловском, Куйбышевском, Ленинском районах), ОПГ квартирного вымогателя Игоря Решетилова действовало своими методами, специализируясь на Буденновке и Пролетарке.

Предвосхищая будущие публикации, отметим, что банды того же профиля существовали (и существуют?) в каждом районе Донецка. К примеру, сейчас ведется следствие по группировке М., за которой числится 58 объектов недвижимости, отнятой в Ворошиловском районе (одна из жертв была убита в своей квартире на улице Горького).

Четкое разграничение территорий между «коллегами по отъему» дает основание лишний раз задуматься об организованности этого вида преступности. Отчего не предположить, что такие «орлы» как Нифонтов и Решетилов, иные руководители банд-клонов знали о существовании друг друга и имели договоренности насчет границ? Во всяком случае, приговор, который вынесен Буденновским судом риелтору Полунину и его приятелям, не нарушавшим уголовный кодекс (по крайней мере – не нарушавшим так грубо) есть результат как раз наказания за конкуренцию. Но об этом ниже.

Остановимся подробнее на «подвигах» Игоря Решетилова. Некогда - участковый Буденновского РОВД, поднявшись на вымогательстве, Решетилов ушел в свободное плавание, но не утратил дружеских связей с остающимися в милицейских рядах. В сообщники взял действовавшего работника угрозыска Пролетарского РОВД Кузенко и двух внештатных сотрудников милиции – Белицкого, Шаповалова. За несколько лет «работы с недвижимостью», начиная с 2003 года, эти четверо отняли порядка полсотни квартир. 17 из них превратились в эпизоды уголовного дела. «Решетиловцы» подбирали квартиры, в которых временно никто не живет, живут одинокие старики или опустившиеся люди. Последних заставляли подписать доверенности о праве распоряжаться имуществом, и выгоняли. А если владелец умер, подделывали такие же доверенности и иные документы от имени покойного.

Конечно, очень выручает Решетилова и компанию то обстоятельство, что потерпевших по делу нет – спились, скончались или пропали без вести! Удалось вернуться в свое жилище хозяйке лишь одной из отобранных мошенниками квартир. Это психически больная пенсионерка, интересы которой представляла прокуратура. В остальных квартирах живут добросовестные покупатели, поэтому вернуть жилье пострадавшим практически невозможно.

Да и добивается реституции всего одна жертва Решетилова - гражданин Васильченко, который сам сидит в Енакиевской колонии. Вот что рассказал его представитель:

- Васильченко жил вдвоем с матерью. Затем его осудили, а мать умерла, и квартира некоторое время пустовала. Менты выкрали из квартиры паспорт умершей, оформили приватизационное свидетельство от ее имени, а с ним и договор купли-продажи - все это уже в то время, когда "продавец" лежала в могиле.

Стоимость отнятых бандой Игоря Решетилова квартир, только по оценке бюро технической инвентаризации - 547 тысяч гривен. Считается, что этот ущерб нанесен государству, ведь речь идет в основном о неприватизированных квадратных метрах. Несмотря на это, 19 марта прошлого года Куйбышевский райсуд приговорил всех обвиняемых к пяти годам условно и освободил из-под стражи в день оглашения приговора, не посчитав нужным даже конфисковать имущество, нажитое преступным путем.

Но единственный доживший до наших дней потерпевший продолжил «гнать волну» недовольства, чем привлек внимание к уголовному делу, которое многим бы хотелось рассмотреть потихоньку. Судья, проявившая подозрительную либеральность к милицейской банде, всеми доступными способами препятствовала передаче апелляционной жалобы Васильченко. И все-таки в июле 2007 года Донецкий апелляционный суд получил и рассмотрел эту жалобу, отправив дело Решетилова на новое рассмотрение.

Сейчас суд первой инстанции вторично пытается осудить «ментовскую бригаду», а дело уплотняется все новыми эпизодами. Тем не менее, Игорь Решетилов, подобно своему «коллеге» Нифонтову, разгуливает на свободе и надеется остаться безнаказанным.

18 апреля в Буденновском райсуде вынесен приговор по уголовному делу, имеющему прямое отношение к Решетилову, и другим «оборотням». Это дело агента по недвижимости Полунина (работал как частный предприниматель), его помощника Абрамова, а также - Какуши, Корякина, Лоншакова, которые обвинялись по 12 статьям УК! Несмотря на то, что в их деле нет ни одного оконченного эпизода. Для сравнения: Решетилову вменили четыре статьи, почему-то позабыв о бандитизме и вымогательстве.

Сам Полунин и товарищи утверждают, что виноваты лишь тем, что перешли дорогу банде «оборотней». Как рассказал Буденновскому райсуду один из братьев Нетесовых, все началось с того, что к нему явился Игорь Решетилов, достал пистолет и предложил проехаться к нотариусу… Узнав об этом, Полунин (лично знавший Решетилова) предлагает братьям свою помощь – скрывает их в каких-то хибарках, и тем временем подыскивает варианты размена. Абрамов и Полунин еще и кормили Нетесовых на первых порах. Вскоре один из братьев переселяется на улицу Светлодарскую, второй в Моспино. Тем самым Решетилов остается с носом, его жертвы получают спасение, а маклер – свой интерес. Судите сами, могло ли это понравиться менту-бригадиру?

- Угрожали мне не Полунин и его ребята, а Решетилов. А с этими я договорился, так как понял, что менты могут грохнуть. И еще хотел жить отдельно от брата. – так высказался Нетесов, пояснив, что варианты, предложенные Полуниным, им с братом понравились (правда, потом эти братья продолжили пьянствовать и не работать, так что профукали и новые жилища).

Так рухнул первый эпизод, предъявленный «банде» Полунина, как не нашедший в суде доказательств. А вот второй (и последний).

В конце 2003 года Полунин проведал о существовании неблагополучного семейства Кутяниных (матери и сына), которые жили в доме на улице Пролетарской, и стал их обхаживать. Чтобы «уболтать» продать квартиру, рассказывал, что за накопившееся коммунальные долги (порядка 10 тысяч гривен) могут выселить из государственной жилплощади. Возможность принудительного выселения Кутяниной подтвердил и работник Пролетарского РИК Корякин... Присматривался к квартире Кутяниной и некто Лоншаков (этот уверяет, что просто откликнулся на объявление)… Возил на своей машине Какуша… «Подельники» помогли Кутяниной поменять советский паспорт на украинский, ее сыну, который хотел жить отдельно, предложили за его половину жилплощади отдельный домик в Седово. Но весной к Кутяниным наведался Решетилов, и сделка не состоялась. Вот показания этой потерпевшей в суде:

- Кроме этих, еще человека четыре ходили, все уговаривали продать. В марте пришел милиционер Решетилов. Отвез меня в УБОП на своей машине и предложил написать заявление на Лоншакова, и других. Делать этого не хотела. Подписывала, не читая. А когда прочла, поняла, что не могла давать такие показания.

В конце концов, квартира Кутяниной не досталась ни Решетилову, ни Полунину (она продала ее третьему лицу), но элемент давления на хозяйку со стороны риелторов показался суду достаточным основанием для вынесения обвинительного приговора. В то же время по большинству статей Полунина и компанию таки пришлось оправдать. «Органы следствия не представили доказательств наличия преступной организации», - говорится в приговоре, - однако, имело место «покушение на завладение имуществом граждан путем обмана».

Хотя тяжкие последствия не наступили (не отнята ни одна из квартир), всем пятерым досталось по пять лет с отсрочкой на три года… То есть, точно такое же наказание, как и банде Решетилова. Полунин отсидел почти два года, но его устраивает такой исход по принципу наименьшего зла из возможных:

- Я не верю в наше правосудие, не верю, что можно добиться большего. Слава богу, что мы уже на свободе.

- Считаю, следует добиваться полного оправдания всех пятерых обвиняемых, потому что приговор не базируется на доказательствах, - говорит адвокат Владимир Клысак, - Все это дело сфабриковано по наводке Решетилова.

По словам Анатолия Лоншакова, у них был выбор: откупиться или сесть

- Наше «дело» - это месть Полунину, который действительно мешал ментам. Полунин и Абрамов тоже хотели выкупать квартиры у пьяниц, но без криминала. С другой – результат неудачного вымогательства. – говорит Анатолий Лоншаков. – Впервые я увидел Решетилова, когда он приехал ко мне и сказал, что мы залезли в его бизнес, и должны ему 10 тысяч долларов. Я его послал, и нас сразу посадили. Потерпевшие рассказывали, что им угрожали в УБОПе: или подписывай, или и тебя закроем. Решетилов же работал не один, а под прикрытием! И это в суде подтвердилось. Решетилова допрашивали в Буденновском райсуде как свидетеля, и он сказал, что товарищ из УБОПа, который нас закрывал, это его хороший знакомый. Они в одной связке.

Остается добавить, что на «банду Полунина» пытались повесить целый ряд «решетиловских» дел. К примеру, Лоншакова подозревали в том, что «с применением угроз и насилия принуждал гражданина П. продать его собственность… Решетилову»! Но все эти «эпизоды» захирели до суда.
А Елена Ивановна Лоншакова, мать Анатолия, за годы мытарств вообще пришла к выводу, что прокуратура не вязала, а отмазывала банду «оборотней»…

В известном смысле Полунин, Лоншаков и другие поплатились за намерение воспользоваться ситуацией ужаса и безысходности, которую создавал Решетилов. Намерение, которое не было реализовано до конца «по причине вмешательства правоохранительных органов», которые сами охотились на этой территории.

Автор : Лана НЕДЕТСКАЯ

Источник : http://pro-test.org.ua/

2008-04-25 13:25:34

<<Назад>>

Читайте в этой рубрике :


тел: 8 (057) 758-19-00; факс: 8 (057) 758-13-00
© 2007 - 2018 АН "Крепость". Все права защищены.При использовании любой информации гиперссылка на источник an-krepost.com обязательна!