Новости

Статьи


Журнал
полезные статьи
     

«Меня били, приставляли винтовку к виску, а потом заперли в конуре, которую охраняли злые собаки»

Пятидесятилетнему жителю Кременчуга Полтавской области, трехкомнатной квартирой которого пытались завладеть злоумышленники, чудом удалось сбежать из их плена

- Эй, мужик! Хочешь заработать? Дом охранять надо в соседнем городе. Пятьдесят гривен в сутки плачу, - окликнул Петра, проходившего мимо автомойки, молодой чернявый мужчина на иномарке.

Предложение было неожиданным и заманчивым. Пятидесятилетний кременчужанин Петр Шаповал давно не имел таких денег - в последнее время перебивался случайными заработками. Поэтому остановился и дальше с интересом слушал хозяина автомобиля.

- А за погрузку матрасов с базы будешь получать отдельно. Решайся быстрее, а то у меня простой на фирме, и я теряю бешеные «бабки», - продолжал солидный, богато одетый незнакомец.

Зачем он, одинокий полунищий человек в оборванной одежде, нужен владельцу какой-то фирмы, Петр и подумать не успел.

- Только документы прихвати, чтобы на проходной тебя пропустили, и поехали, - мужчина открыл дверцу машины, приглашая в нее мужичка.

Дорогое авто с бедным пассажиром взяло курс на Александрию Кировоградской области.

«Давай договоримся по-хорошему: ты отдаешь нам трехкомнатную квартиру с долгами, а мы покупаем тебе однокомнатную»

Так и стал Петр Шаповал заложником группы ромов. И только тогда узнал, насколько он богат. Ведь его старая запущенная трехкомнатная квартира без удобств стоила, как оказалось, баснословных денег. Ни много ни мало тысяч сто пятьдесят гривен.

- Живым я от них не вышел бы, - прикуривая сигарету, начинает рассказ о своих приключениях Петр Шаповал. - Грохнули б они меня - и поминай как звали. Никто б и не узнал, куда девался Петр Александрович Шаповал. Уверен, на их совести не одна жизнь. И знаешь, как обидно стало, когда я это понял! Они ведь живут за счет таких простаков, как я...

Разумеется, заманчивые предложения хозяина иномарки оказались ложью, способом заманить человека в ловушку. Сами похитители потом сознались Петру, что они «пасли» его несколько месяцев. Изучили не только привычки, слабости, но и финансовые дела. Знали, например, сколько он задолжал жэку, сколько - за пользование водой и светом.

- Так когда мне приступать к работе? - спросил Петр хозяев богатого особняка в райцентре Александрия Кировоградской области, куда его привезли.

- Сегодня уже поздно, завтра утром за тобой заедут, отвезут куда надо, а сейчас, Петя, покушай, рюмочку выпей, - любезно пригласил к столу хозяин дома Алексей. Его жена Маша поставила перед гостем тарелку горячего борща и бутылку водки. Борщ был превосходным, а вот водка имела какой-то непонятный, не водочный вкус. Но Петя - человек в этих вопросах непривередливый. Осушив бутылку, он отправился спать. Ему выделили отдельные «апартаменты» в крошечной пристройке к дому, в которой помещались лишь деревянная кровать и тумбочка. Упав на койку, Петр провалился в глубокий сон. Говорит, спал до утра, как младенец, хотя давно страдает хронической бессонницей.

На следующий день после завтрака - никаких разговоров о работе. Опять на столе появились вкусная еда и водка с непонятным привкусом. Уже дело и к обеду, а «рабочую силу» никто не собирается задействовать по назначению. Наконец появился в доме хозяин. В этот раз разговор был уже другой.

- Петя, давай договоримся по-хорошему: ты отдаешь нам свою трехкомнатную квартиру со всеми долгами, а мы взамен покупаем тебе благоустроенную однокомнатную, - в ультимативной форме заявил он. - Все равно ее отберут у тебя за долги. Если не согласишься, будем говорить с тобой по-плохому...

Конечно, Петр не согласился. Пятьдесят лет прожить в одном месте и вдруг подарить квартиру посторонним людям! Эту квартиру с высокими потолками в одноэтажном доме на окраине Кременчуга получили еще его родители. Зажиточные соседи давно провели в свое жилье канализацию, поставили ванны с унитазами, а его семья (отец Петра умер молодым, в начале 70-х, а мама - 15 лет назад) так и жила без удобств. Когда не стало мамы, Петр и вовсе перестал смотреть за порядком в квартире. Сейчас она представляет собой жалкое зрелище. Чтобы пробраться в дальнюю комнату, приходится переступать через груды макулатуры и вещей, разбросанных по полу. Побелка на стенах давно стала серой и местами облупилась, а некогда белоснежный тюль на ветхих окнах приобрел стойкий коричневый цвет. Газа в квартире нет уже четыре года. Равно как и нормального освещения - вместо обычных висят крошечные лампочки от электрических фонариков на шесть вольт, которые практически не берут энергии. «Локальное освещение», как выражается холостой и пьющий владелец «хором». Но именно они Петру милее всего.

- В прошлом году мне десять тысяч долларов за мою квартиру предлагали, но я не согласился на сделку, - хвалится Шаповал. - Мне хорошо здесь. Здесь я знаю людей, меня знают. Мне доверяют. Ведь к моим рукам ничто никогда не прилипает. То мусор попросят меня вынести, то уборку в каком-то помещении сделать. Что-то из продуктов подпортится немного - мне несут. У меня желудок такой, что гвозди переваривает. Вон сухарей одних из зачерствевшего хлеба на два года вперед насушил. Бывает, нечего есть, размочу в воде - как каша получается. Некоторые соседи пустые бутылки и банки просят забрать, иногда - книги, чтобы самим с макулатурой не возиться. А я не сдам, пока не перечитаю все...

Соседи, кстати, слова плохого о Петре Александровиче сказать не могут. «Хороший он, добрый, безобидный человек, - твердят в один голос. - Только судьба у него не сложилась».

«Люди добрые! Меня держат в заточении. Помогите!»

- Чтобы потянуть время, я попросил у захватчиков неделю на размышления, - продолжает Петр. - Но они с этим не согласились. Сначала уговаривали. Хотели, чтобы я отдал им документы на приватизацию квартиры. Но я же не совсем дурак. Сказал, храню их у родственницы в селе, а как ее найти, мол, не знаю, поскольку редко к ней наведываюсь, забыл дорогу. Наверное, не поверили, потому что накинулись на меня с кулаками. Хорошо отдубасили! Вот, видишь, до сих пор синяки на ногах не сошли от ударов носками туфель. Хотели даже молотком бить, да почему-то передумали. Винтовку к виску приставляли. После такой «обработки» бросили в конуру, которую закрыли снаружи на деревянный брус. И следили за мной через окно.

«Конура», в которой Петр провел четверо суток, похоже, была местом заточения не одного человека. В ней новый заложник обнаружил множество женских и мужских часов, брошек, заколок, а также медалей одной серии, сложенных в кулек. А под кроватью нашел записку приблизительно такого содержания: «Володя, попроси дядю, пусть что-то сделает для моего освобождения. Я готов жить в однокомнатной квартире, только заберите меня отсюда. Я хочу домой, хочу помыться...» По примеру автора этой записки, Петр тоже написал на клочке бумаги: «Люди добрые! Меня держат в заточении. Помогите!» И подписался, указав свой кременчугский адрес. Хотел выбросить за забор, да передумал: это все равно, что отправить письмо «на деревню дедушке».
«Пусть я не «сокол», пусть «черепашка», но я выберусь отсюда!»

Между тем выбора у заложника не было. На третий день заточения его посадили в машину и повезли в нотариальную контору. Паспорт Петра, а также его трудовая и сберегательная книжки, копия идентификационного кода находились в руках хозяина. Алексей забрал их практически сразу, объяснив, что жена якобы хочет удостовериться в личности человека, который будет жить у них дома. При этом отобрал еще ключи от квартиры и перочинный ножик.

- В нотариальную контору меня сопровождали двое, - вытирает пот с чела Петр, заметно нервничая. - Я плохо вижу без очков, но то, что было написано большими буквами, прочитал. Мне предложили подписать доверенность на отчуждение собственной квартиры. Показали, где я должен указать свои координаты и расписаться. Деваться некуда - я поставил подпись. Вся процедура заняла не больше трех минут. И вот везут меня обратно, я кручу головой по сторонам, пытаясь запомнить дорогу. Алексей, заметив это, спросил с ухмылкой: «Думаешь, чому я не сокiл, чому не лiтаю?» Эти его слова я вспомнил, когда убегал из заточения. Пусть, говорил сам себе, я не «сокол», пусть я «черепашка», но все-таки я выберусь отсюда!

Случай сбежать подвернулся совсем неожиданно. Возле каморки Петра всегда дежурили две злые собаки. Заложнику позволялось выходить на подворье, но псы тогда поднимали лай. Однако в один из дней собаки выпустили его без лая. Наверное, были сыты. А хозяева просто утратили бдительность - Петр едва передвигался на побитых ногах, да и после дозы спиртного обычно подолгу спал.

- Тихо и незаметно я прошел на огород, - рассказывает мой собеседник. - Смотрю, от соседнего его отгораживает невысокий шиферный забор. Весь дом обнесен высоченным бетонным забором, через него не перелезть, а тут я лишь немного подтянулся и перевалился через шиферину. Я на свободе! Дальше огородами, огородами, вышел к многоэтажке, спросил у прохожих, как добраться к железнодорожному вокзалу...

Ближайший поезд на Кременчуг был только вечером, и Петр боялся оставаться на вокзале, где его в любую минуту могли разыскать похитители. Поэтому беглец принял решение добираться домой пешком.

Он шел по бурьянам и зарослям, по полям и лесопосадкам, едва передвигая ноги, параллельно железнодорожным путям. Шел полдня, затем всю ночь, боясь прилечь, чтобы не уснуть. Пил только воду из попадавшихся на пути колодцев. Проходя мимо какой-то церкви, даже сменил «экипировку». Завернул в храм Божий воды набрать, а ему там почти новые брюки дали. Те, что были на нем, подвязанные веревочкой, светились насквозь...

Сколько километров прошел, не знает, но под утро добрался до станции Користовка Кировоградской области. Здесь, наконец, узнал, какое число на календаре, и отоспался возле железнодорожной насыпи - из зала ожидания человека странного вида, естественно, выдворили, а проводники пассажирских поездов от него просто шарахались. Пришлось Петру забраться в товарняк.

«Поставь Богу большую свечку. Они хотели тебя убить»

Беглеца начали разыскивать. А он и не думал прятаться. С трудом добравшись домой, просто упал на свой грязный диван и не вставал с него целые сутки. На вторые за ним пришли.

- Ночью слышу, открывают дверь моим ключом, - затягивается очередной сигаретой Петр. - А у меня изнутри запасной ключ в замке торчит - они и замешкались. Я тогда тихонько открыл окно с противоположной стороны дома, выскочил и побежал к соседке. Она позвонила в милицию, но, когда приехал наряд оперативников, во дворе уже никого не было. Утром я обратился в шестой отдел (отдел по борьбе с организованной преступностью городского управления милиции. - Авт.). Здесь в самом деле хорошие парни работают, я им очень благодарен.

- Приняв заявление от потерпевшего, мы разработали план по задержанию злоумышленников, - комментирует случай начальник Кременчугского отдела по борьбе с организованной преступностью (ОБОП) Руслан Крахмилец. - Были уверены: они не оставят свою жертву в покое. Ведь наверняка уже «деребанили» деньги, которые могли выручить, продав квартиру Петра Александровича. Но побег перетасовал им карты. По закону человек на протяжении года может аннулировать доверенность на переданное кому-то в дар имущество. Поэтому живым его никто не отпустил бы.

К операции по задержанию злоумышленников сотрудники ОБОП привлекли спецподразделение областного управления по борьбе с организованной преступностью «Сокол». Организовав засаду на квартире потерпевшего, они таки дождались визита непрошеных гостей. Ночью к Петру Александровичу явились двое - хозяин иномарки, заманивший жертву в ловушку, с битой и его напарник в медицинских перчатках на руках. Только визитеры начали выяснять отношения с хозяином квартиры, как бойцы «Сокола» их «повязали». Когда операция завершилась, один из правоохранителей сказал Петру: «Поставь Богу большую свечку. Они хотели тебя убить».

По подозрению в совершении преступления были задержаны 50-летний ром из Александрии, который, по предварительным данным, был заказчиком похищения, его 27-летний зять и 20-летний член группировки. Один из задержанных является жителем Кременчуга. Злоумышленники провели в изоляции 10 дней, после чего Октябрьский районный суд Полтавы изменил им меру пресечения - сейчас они находятся на подписке о невыезде. Против подозреваемых возбуждено уголовное дело по двум статьям - за вымогательство чужого имущества и за незаконное лишение человека свободы. Не исключено, что в ходе следствия всплывут и другие факты «деятельности» лиц ромской национальности. У правоохранителей есть подозрения, что случай похищения человека с целью завладеть его имуществом далеко не первый в «послужном списке» подследственных.

А Петр Александрович вынужден пока скрываться. Он находится в надежном месте, под постоянной охраной сотрудников милиции. Говорит, очень соскучился по дому и не уверен, что все закончится благополучно.

- Я не боюсь за себя, - машет рукой мужчина. - Просто обидно, что некоторые живут за счет таких, как я, и убивают людей, словно мух...

P.S. В интересах следствия имена главных фигурантов уголовного дела изменены.

P.P.S. Автор благодарит сотрудников Центра по связям с общественностью ГУ МВД Украины в Полтавской области за содействие в подготовке материала.

Анна Волкова (Полтава)


«ФАКТЫ»

2008-06-20 10:36:33

<<Назад>>

Читайте в этой рубрике :


тел: 8 (057) 758-19-00; факс: 8 (057) 758-13-00
© 2007 - 2018 АН "Крепость". Все права защищены.При использовании любой информации гиперссылка на источник an-krepost.com обязательна!