Новости

Статьи


Журнал
полезные статьи
     

Аферисты отселяют людей в песочницы!

Одинокой старости не позавидуешь. Некому подать лекарства, если вдруг разболелось сердце, не с кем поговорить по душам. Хорошо, если у тебя есть крыша над головой! Однако в нашей стране иметь квартиру одинокому старику опасно — чтобы завладеть ею, его могут переселить в далекое село или даже отправить в мир иной.


«Хочу только красную чашку!»

У пенсионерки Виктории Суровцевой была двухкомнатная квартира в центре Донецка, пока 1 ноября 2006 года к ней в гости не зашел ее знакомый Сергей Кондрашов.

До этого они случайно столкнулись в городе, и Сергей предложил женщине стать ее партнером по бизнесу. Мол, он закупит сырье и оборудование для производства попкорна, а Суровцева заложит квартиру, чтобы обеспечить стартовый капитал. Пенсионерка испугалась такого предложения…

В тот злополучный день Кондрашов пришел к Суровцевой с банкой кофе и коробкой конфет. Виктория Анатольевна вскипятила воду, расставила на подносе чашки, но тут Сергей заглянул в кухню и сказал, что хочет пить только из красной. Виктория подозревает, что, когда она пошла в гостиную за чашкой нужного цвета, Кондрашов что-то подмешал ей в кофе.

Буквально через несколько минут подъехала машина, и Викторию повезли к нотариусу Мироновой, которая протянула ей для подписи уже оформленный договор займа.
— Смутно помню, что я была совершенно неадекватна, — признается женщина, — глупо хихикала, извинялась. А Харьяков (мы приехали к нотариусу на его «лексусе») и Голубев (это с ним я якобы заключила договор об ипотеке) молча сидели и смотрели на меня. Я поставила свою подпись, даже не читая. После этого Голубев достал из кармана паспорт (как оказалось — мой) и протянул нотариусу.

Виктория уверяет, что ни паспорта, ни документов на квартиру она никому не давала.
По пути из нотариальной конторы Харьяков обмолвился, что Голубев — богатый человек. «Его милиция «крышует». Голубев на них работает, и каждая десятая квартира уходит прокуратуре и милиции», — объяснил он.

«Ирония судьбы». Фильм третий

Когда Виктория Суровцева вчиталась в договор об ипотечном кредитовании, выданный нотариусом Мироновой, обнаружила, что она… якобы взяла 225 тысяч гривен под залог своей квартиры. После чего стала жительницей дома на ул. Строителей в селе Павлово Нижегородской области. (Помните, улица с таким названием фигурировала в фильме «Ирония судьбы»?) Идентификационный код Виктории был указан неверно, поддельной, как впоследствии подтвердила экспертиза, оказалась заявка в БТИ — на выдачу выдержки из реестра прав собственности на недвижимость. Но когда пенсионерка отнесла эти документы в милицию, стражи порядка лишь посмеялись: «Так они вас просто развели! Это же классическая схема».

А потом начались «наезды»: какие-то люди звонили в дверь к Виктории Анатольевне, представляясь сотрудниками милиции, позже ее чуть не сбила машина. В квартире, где сейчас скрывается Виктория (ей приходится скитаться по знакомым), дважды пытались выломать замок.

Хотя документы об ипотечном кредите признали сфальсифицированными, правоохранители даже не пытались возбудить уголовное дело. Пенсионерка подала в суд на Голубева, но пока заседания переносятся, а Голубев прямо в суде угрожает женщине расправой.

У адвоката, который занимается делом Виктории Анатольевны, много подобных клиентов. Сначала на основании договора об ипотеке одинокого пенсионера лишают жилья. Потом квартиру переоформляют на третье лицо….

Только в доме, где живет Виктория Суровцева, было две аферы с квартирами. Причем одного из обманутых стариков уже нет в живых.

«Ангелы могут рассердиться»

Киевлянка Лилия Лисеева после сильного отравления заболела шизофренией. Она обслуживает себя сама: ходит на рынок, в аптеку, готовит еду, и все же не всегда контролирует свои действия. С 1970 года женщина живет в однокомнатной квартире на Соломенке, ее дочь Ольга переехала в другой район. В августе 2007-го у Лилии Борисовны вдруг появился квартирант Сеидов Намиг Амирхан Оглы.

— Мама говорит, что он подошел к ней на улице и уговорил ее сдать ему часть комнаты, — рассказала Ольга. — Дескать, он работает рядом на рынке, будет кормить ее свежими фруктами.

Когда Оля спросила, почему мама ей не рассказывала о жильце, Лилия Борисовна объяснила, мол, Сеидов предупредил: если она поставит в известность дочь или подруг, «ангелы рассердятся и всем будет плохо».

А 7 ноября 2007 года Ольге позвонила паспортистка из ЖЭКа и сообщила, что ее маму пытаются по доверенности выписать из квартиры в Житомирскую область. От окончательной потери жилья Лисеевых спасло лишь то, что все документы на квартиру и паспорт Лилии Борисовны Оля хранила у себя, а квартира мамы была поставлена на контроль. Естественно, ввиду болезни мамы генеральная доверенность также была оформлена на дочь. Но даже такая предусмотрительность не уберегла пожилую женщину от аферистов.

«Свой» нотариус дела не испортит

Ольга предполагает, что в тот злополучный период маме, кроме положенных ей лекарств, давали и другие, потому что женщина практически ничего не помнит. На суде нотариус Гриценко призналась, что она оформляла документы непосредственно в квартире Лилии Борисовны, но при этом почему-то не заметила неадекватности женщины, у которой II группа инвалидности! Владельцем квартиры Лилии Лисеевой стал риелтор агентства «Астрейд» тридцатитрехлетний Вячеслав Зуб, а пенсионерке выдали долговую расписку на получение денег, впрочем, ее очень быстро отобрали, естественно, никаких денег не дав. По некоторым сведениям, Зуб оформил на свое имя и перепродал около 30 квартир.

6 ноября Лилии Борисовне купили полдома в Житомирской области. Судя по документам, старенький деревянный дом за год три раза менял владельцев. Земельный участок, где он стоит, не принадлежит Лисеевой-старшей. Можно предположить, что через некоторое время мог бы появиться тот же Зуб и, сказав, что это его земля, снести домишко, а женщину выбросить на улицу.

7 ноября, сразу же после совершения сделки, Лилию Лисееву попытались отвезти на новое место жительства. В начале декабря Зуб взломал дверь в ее квартиру и выкинул оттуда часть вещей. Ольге же неоднократно угрожали и даже нападали на нее в парадном. 27 февраля по дороге в суд ее чуть не сбила машина.

Квартира — под арестом, хозяйка — в больнице

Сейчас Лилия Борисовна в больнице, на ее квартиру наложен арест. А Ольга пережила уже четыре судебных заседания. Ее главный оппонент Вячеслав Зуб предпочитает на суд не являться, да и представителей своих не присылает, хотя достоверно известно, что он несколько раз приходил посмотреть дело. Как показала милицейская проверка, он уже задерживался за наркотики и был в розыске за уклонение от следствия.

Самое главное для Ольги — доказать, что ее мама страдает психическим заболеванием и попросту не осознавала своих поступков. В скором времени Лилия Лисеева должна пройти судебно-медицинскую экспертизу. А вот когда она вернется в свою квартиру — не знает никто.


Автор : Алена ПОТАЕВА

Источник : http://vvnews.info/

2008-07-29 15:23:43

<<Назад>>

Читайте в этой рубрике :


тел: 8 (057) 758-19-00; факс: 8 (057) 758-13-00
© 2007 - 2018 АН "Крепость". Все права защищены.При использовании любой информации гиперссылка на источник an-krepost.com обязательна!